1. × Investigation Report Form

      В чём секрет успеха произведений Рэя Брэдбери?

      You should be signed in to submit the Report Form.
    2. Укажите местоположение 
      Drag the marker to indicate the location. Remember, you can zoom into the map for a more precise location.
      Location: ,
    3. Ваш возраст 
    4. Читали ли вы прозведения Р.Брэдбери? 
    5. Какие произведения Р.Брэдбери вы читали? 
      This question is optional.
    6. О чём говорится в прочитанном вами произведении Р.Брэдбери?  Выберите варианты ответа
      This question is optional.
    7. Что вам нравится в произведениях Р.Брэдбери?  Выберите несколько вариантов ответа
      This question is optional.
    8. Ваши любимые фрагменты из произведений Р.Брэдбери (строчки, сцены, эпизоды) 
      This question is optional.
    9. Иллюстрации к любимому произведению Р.Брэдбери  Можно разместить собственную иллюстрацию к произведениям Р.Брэдбери. Интересно было бы узнать, ваше прочтение текста и его восприятие.
      This question is optional.
    10. Наберитесь терпения и прочитайте. Какой из двух рассказов вам понравился больше?  1. Рэй Брэдбери. Вельд - Джорджи, пожалуйста, посмотри детскую комнату. - А что с ней? - Не знаю. - Так в чем же дело? - Ни в чем, просто мне хочется, чтобы ты ее посмотрел или пригласи психиатра, пусть он посмотрит. - При чем здесь психиатр? - Ты отлично знаешь при чем. - стоя по среди кухни, она глядела на плиту, которая, деловито жужжа, сама готовила ужин на четверых. - Понимаешь, детская изменилась, она совсем не такая, как прежде. - Ладно, давай посмотрим. Они пошли по коридору своего звуконепроницаемого дома, типа: "Все для счастья", который стал им в тридцать тысяч долларов (с полной обстановкой), - дома, который их одевал, кормил, холил, укачивал, пел и играл им. Когда до детской оставалось пять шагов, что-то щелкнуло, и в ней зажегся свет. И в коридоре, пока они шли, один за другим автоматически загорались и гасли светильники. - Ну, - сказал Джордж Хедли. Они стояли на крытом камышовой циновкой полу детской комнаты. Сто сорок четыре квадратных метра, высота - десять метров; она стоила пятнадцать тысяч. "Дети должны получать все самое лучшее", - заявил тогда Джордж. Тишина. Пусто, как на лесной прогалине в знойный полдень. Гладкие двумерные стены. На глазах у Джорджа и Лидии Хедли они, мягко жужжа, стали таять, словно уходя в прозрачную даль, и появился африканский вельд - трехмерный, в красках, как настоящий, вплоть до мельчайшего камешка и травинки. Потолок над ними превратился в далекое небо с жарким желтым солнцем. Джордж Хедли ощутил, как на лбу у него проступает пот. - Лучше уйдем от солнца, - предложил он, - уж больно естественное. И вообще, я ничего такого не вижу, все как будто в порядке. - Подожди минуточку, сейчас увидишь, - сказала жена. В этот миг скрытые одорофоны, вступив в действие, направили волну запахов на двоих людей, стоящих среди опаленного солнцем вельда. Густой, сушащий ноздри запах жухлой травы, запах близкого водоема, едкий, резкий запах животных, запах пыли, которая клубилась в раскаленном воздухе, облачком красного перца. А вот и звуки: далекий топот антилопьих копыт по упругому дерну, шуршащая поступь крадущихся хищников. В небе проплыл силуэт, по обращенному вверх лицу Джорджа Хедли скользнула тень. - Мерзкие твари, - услышал он голос жены, стервятники... - Смотри-ка, львы, вон там, в дали, вон, вон! Пошли на водопой. Видишь, они там что-то ели. - Какое-нибудь животное. - Джордж Хедли защитил воспаленные глаза ладонью от слепящего солнца, - зебру... Или жирафенка... - Ты уверен? - ее голос прозвучал как-то странно. - Теперь-то уверенным быть нельзя, поздно, - шутливо ответил он. - Я вижу только обглоданные кости да стервятников. - Ты не слышал крика? - спросила она. - Нет. - Так с минуту назад? - Ничего не слышал. Львы медленно приближались. И Джордж Хедли - в который раз - восхитился гением конструктора, создавшего эту комнату. Чудо совершенства - за абсурдно низкую цену. Всем бы домовладельцам такие! Конечно, иногда они отталкивают своей продуманностью, даже пугают, вызывают неприятное чувство, но чаще всего служат источником забавы не только для вашего сына или дочери, но и для вас самих, когда вы захотите развлечься короткой прогулкой в другую страну, сменить обстановку. Как сейчас, например! Вот они, львы, в пятнадцати футах, такие правдоподобные - да-да, такие, до ужаса, до безумия правдоподобные, что ты чувствуешь, как твою кожу щекочет жесткий синтетический мех, а от запаха разгоряченных шкур у тебя во рту вкус пыльной обивки, их желтизна отсвечивает в твоих глазах желтизной французского гобелена... Желтый цвет львиной шкуры, жухлой травы, шумное львиное дыхание в тихий полуденный час, запах мяса из открытой, влажной от слюны пасти. Львы остановились, глядя жуткими желто-зелеными глазами на Джорджа и Лидию Хедли. - Берегись! - вскрикнула Лидия. Львы ринулись на них. Лидия стремглав бросилась к двери, Джордж непроизвольно побежал следом. И вот они в коридоре, дверь захлопнута, он смеется, она плачет, и каждый озадачен реакцией другого. - Джордж! - Лидия! Моя бедная, дорогая, милая Лидия! - Они чуть не схватили нас! - Стены, Лидия, светящиеся стены, только и всего. Не забывай. Конечно, я не спорю, они выглядят очень правдоподобно - Африка в вашей гостиной! - но это лишь повышенного воздействия цветной объемный фильм и психозапись, проектируемые на стеклянный экран, одорофоны и стереозвук. Вот возьми мой платок. - Мне страшно. - она прильнула к нему, тихо плача. - Ты видел? Ты почувствовал? Это чересчур правдоподобно. - Послушай, Лидия... - Скажи Венди и Питеру, чтобы они больше не читали про Африку. - Конечно... Конечно. - он погладил ее волосы. - Обещаешь? - Разумеется. - И запри детскую комнату на несколько дней, пока я не справлюсь с нервами. - Ты ведь знаешь, как трудно с Питером. Месяц назад я наказал его, запер детскую комнату на несколько часов - что было! Да и Венди тоже... Детская для них - все. - Ее нужно запереть, и никаких поблажек. - Ладно. - он неохотно запер тяжелую дверь. - Ты переутомилась, тебе нужно отдохнуть. - Не знаю... Не знаю. Возможно, у меня слишком мало дела. Возможно, осталось слишком много времени для размышлений. Почему бы нам на несколько дней не запереть весь дом, не уехать куда-нибудь. - Ты хочешь сказать, что готова жарить мне яичницу? - Да. - Она кивнула. - И штопать мои носки? - Да. - Порывистый кивок, глаза полны слез. - И заниматься уборкой? - Да, да... Конечно! - А я-то думал, мы для того и купили этот дом, чтобы ничего не делать самим? - Вот именно. Я здесь вроде ни к чему. Дом - и жена, и мама, и горничная. Разве я могу состязаться с африканским вельдом, разве могу искупать и отмыть детей так быстро и чисто, как это делает автоматическая ванна? Не могу. И не во мне одной дело, а и в тебе тоже. Последнее время ты стал ужасно нервным. - Наверно, слишком много курю. - У тебя такой вид, словно и ты не знаешь куда себя деть в этом доме. Куришь немного больше обычного каждое утро, принимаешь на ночь снотворного больше обычного. Ты тоже начинаешь чувствовать себя ненужным. - Я?.. - он молчал, пытаясь заглянуть в собственную душу и понять, что там происходит. - О, Джорджи! - Она поглядела мимо него на дверь детской комнаты. - Эти львы... Они ведь не могут выйти оттуда? Он тоже посмотрел на дверь - она вздрогнула, словно от удара изнутри. - Разумеется, нет, - ответил он. Они ужинали одни. Венди и Питер отправились на специальный стереокарнавал на другом конце города и сообщили домой по видеофону, что вернуться поздно, не надо их ждать. Озабоченный Джордж Хедли смотрел, как стол-автомат исторгает из своих механических недр горячие блюда. - Мы забыли кетчуп, - сказал он. - Простите, - произнес тонкий голосок изнутри стола и появился кетчуп. "Детская... - подумал Джордж Хедли. - Что ж, детям и впрямь невредно некоторое время пожить без нее. Во всем нужна мера. А они, это совершенно ясно, слишком уж увлекаются Африкой". Это солнц е... Он до сих пор чувствовал на шее его лучи - словно прикосновение горячей лапы. А эти львы. И запах крови. удивительно, как точно детская улавливает телепатическую эманацию психики детей и воплощает любое их пожелание. Стоит им подумать о львах - пожалуйста, вот они. Представят себе зебр - вот зебры. И солнце. И жирафы. И смерть. Вот именно. Он механически жевал пищу, которую ему приготовил стол. Мысли о смерти. Венди и Питер слишком молоды для таких мыслей. А впрочем, разве дело в возрасте. Задолго то того, как ты понял, что такое смерть, ты уже желаешь смерти кому-нибудь. В два года ты стреляешь в людей из пугача... Но это... Жаркий безбрежный африканский вельд... ужасная смерть в когтях льва. Снова и снова смерть. - Ты куда? Он не ответил ей. Поглощенный своими мыслями, он шел, провожаемый волной света, к детской. Он приложил ухо к двери. Оттуда донесся львиный рык. Он отпер дверь и распахнул ее. В тот же миг его слуха коснулся далекий крик. Снова рычанье львов... Тишина. Он вошел в Африку. Сколько раз за последний год он, открыв дверь, встречал Алису в Стране Чудес или Фальшивую Черепаху, или Алладина с его волшебной лампой, или доктора Дулитла - всех этих чудесных обитателей воображаемого мира. Сколько раз видел он летящего в небе пегаса, или розовые фонтаны фейерверка, или слышал ангельское пение. А теперь перед ним - желтая, раскаленная Африка, огромная печь, которая пышет убийством. Может быть Лидия права. Может, надо и впрямь на время расстаться с фантазией, которая стала чересчур реальной для десятилетних детей. Разумеется, очень полезно упражнять воображение человека. Но если пылкая детская фантазия увлекается каким-то одним мотивом?.. Кажется, весь последний месяц он слышал львиный рык. Чувствовал даже у себя в кабинете резкий запах хищников, да по занятости не обращал внимания... Джордж Хедли стоял один в степях. Африки Львы, оторвавшись от своей трапезы, смотрели на пего. Полная иллюзия настоящих зверей - если бы не открытая дверь, через которую он видел в дальнем конце темного коридора, будто портрет в рамке, рассеянно ужинавшую жену. - Уходите, - сказал он львам. Они не послушались. Он отлично знал устройство комнаты. Достаточно послать мысленный приказ, и он будет исполнен. - Пусть появится Аладдин с его лампой, - рявкнул он. По-прежнему вельд, и все те же львы... - Ну, комната, действуй! Мне нужен Аладдин. Никакого впечатления. Львы что-то грызли, тряся косматыми гривами. - Аладдин! Он вернулся в столовую. - Проклятая комната, - сказал он, - поломалась, не слушается. - Или... - Или что? - Или НЕ МОЖЕТ послушаться, - ответила Лидия. - Потому что дети уже столько дней думают про Африку, львов и убийства, что комната застряла на одной комбинации. - Возможно. - Или же Питер заставил ее застрять. - ЗАСТАВИЛ? - Открыл механизм и что-нибудь подстроил. - Питер не разбирается в механизме. - Для десятилетнего парня он совсем не глуп. Коэффициент его интеллекта... - И все-таки... - Хелло, мам! Хелло, пап! Супруги Хедли обернулись. Венди и Питер вошли в прихожую: щеки - мятный леденец, глаза - ярко-голубые шарики, от джемперов так и веет озоном, в котором они купались, летя на вертолете. - Вы как раз успели к ужину, - сказали родители вместе. - Мы наелись земляничного мороженого и сосисок, - ответили дети, отмахиваясь руками. - Но мы посидим с вами за столом. - Вот-вот, подойдите-ка сюда, расскажите про детскую, - позвал их Джордж Хедли. Брат и сестра удивленно посмотрели на него, потом друг на друга. - Детскую? - Про Африку и все прочее, - продолжал отец с наигранным добродушием. - Не понимаю, - сказал Питер. - Ваша мать и я только что совершили путешествие по Африке: Том Свифт и его Электрический Лев, - усмехнулся Джордж Хедли. - Никакой Африки в детской нет, - невинным голосом возразил Питер. - Брось, Питер, мы-то знаем. - Я не помню никакой Африки. - Питер повернулся к Венди. - А ты? - Нет. - А ну, сбегай, проверь и скажи нам. Она повиновалась брату. - Венди, вернись! - позвал Джордж Хедли, но она уже ушла. Свет провожал ее, словно рой светлячков. Он слишком поздно сообразил, что забыл запереть детскую. - Венди посмотрит и расскажет нам, - сказал Питер. - Что мне рассказывать, когда я сам видел. - Я уверен, отец, ты ошибся. - Я не ошибся, пойдем-ка. Но Венди уже вернулась. - Никакой Африки нет, - доложила она, запыхавшись. - Сейчас проверим, - ответил Джордж Хедли. Они вместе пошли по коридору и отворили дверь в детскую. Чудесный зеленый лес, чудесная река, пурпурная гора, ласкающее слух пение, а в листве - очаровательная таинственная Рима, на длинных распущенных волосах которой, словно ожившие цветы, трепетали многоцветные бабочки. Ни африканского вельда, ни львов. Только Рима, поющая так восхитительно, что невольно на глазах выступают слезы. Джордж Хедли внимательно осмотрел новую картину. - Ступайте спать, - велел он детям. Они открыли рты. - Вы слышали? Они отправились в пневматический отсек и взлетели, словно сухие листья, вверх по шахте в свои спальни. Джордж Хедли пересек звенящую птичьими голосами полянку и что-то подобрал в углу, поблизости от того места, где стояли львы. Потом медленно возвратился к жене. - Что это у тебя в руке? - Мой старый бумажник, - ответил он и протянул его ей. От бумажника пахло жухлой травой и львами. На нем были капли слюны, и следы зубов, и с обеих сторон пятна крови. Он затворил дверь детской и надежно ее запер. В полночь Джордж все еще не спал, и он знал, что жена тоже не спит. - Так ты думаешь, Венди ее переключила? - спросила она наконец в темноте. - Конечно. - Превратила вельд в лес и на место львов вызвала Риму? - Да. - Но зачем? - Не знаю. Но пока я не выясню, комната будет заперта. - Как туда попал твой бумажник? - Не знаю, - ответил он, - ничего не знаю, только одно: я уже жалею, что мы купили детям эту комнату. И без того они нервные, а тут еще такая комната... - Ее назначение в том и состоит, чтобы помочь им избавиться от своих неврозов. - Ой, так ли это... - он посмотрел на потолок. - Мы давали детям все, что они просили. А в награду что получаем - непослушание, секреты от родителей... - Кто это сказал: "Дети - ковер, иногда на них надо наступать"... Мы ни разу не поднимали на них руку. Скажем честно - они стали несносны. Уходят и приходят, когда им вздумается, с нами обращаются так, словно мы - их отпрыски. Мы их портим, они нас. - Они переменились с тех самых пор - помнишь, месяца два-три назад, - когда ты запретил им лететь на ракете в Нью-Йорк. - Я им объяснил, что они еще малы для такого путешествия. - Объяснил, а я вижу, как они с того дня стали хуже к нам относиться. - Я вот что сделаю: завтра приглашу Девида Макклина и попрошу взглянуть на эту Африку. - Но ведь Африки нет, теперь там сказочная страна и Рима. - Сдается мне, к тому времени снова будет Африка. Мгновением позже он услышал крики. Один... другой... Двое кричали внизу. Затем - рычание львов. - Венди и Питер не спят, - сказала ему жена. Он слушал с колотящимся сердцем. - Да, - отозвался он. - Они проникли в детскую комнату. - Эти крики... они мне что-то напоминают. - В самом деле? - Да, мне страшно. И как ни трудились кровати, они еще целый час не могли укачать супругов Хедли. В ночном воздухе пахло кошками. - Отец, - сказал Питер. - Да? Питер разглядывал носки своих ботинок. Он давно избегал смотреть на отца, да и на мать тоже. - Ты что же, навсегда запер детскую? - Это зависит... - От чего? - резко спросил Питер. - От тебя и твоей сестры. Если вы не будете чересчур увлекаться этой Африкой, станете ее чередовать... скажем, со Швецией, или Данией, или Китаем. - Я думал, мы можем играть во что хотим. - Безусловно, в пределах разумного. - А чем плоха Африка, отец? - Так ты все-таки признаешь, что вызывал Африку! - Я не хочу, чтобы запирали детскую, - холодно произнес Питер. - Никогда. - Так позволь сообщить тебе, что мы вообще собираемся на месяц оставить этот дом. Попробуем жить по золотому принципу: "Каждый делает все сам". - Ужасно! Значит, я должен сам шнуровать ботинки, без автоматического шнуровальщика? Сам чистить зубы, причесываться? - Тебе не кажется, что это будет даже приятно для разнообразия? - Это будет отвратительно. Мне было совсем не приятно, когда ты убрал автоматического художника. - Мне хотелось, чтобы ты научился рисовать, сынок. - Зачем? Достаточно смотреть, слушать и обонять! Других стоящих занятий нет. - Хорошо, ступай, играй в Африке. - Так вы решили скоро выключить наш дом? - Мы об этом подумывали. - Советую тебе подумать еще раз, отец. - Но-но, сынок, без угроз! - Отлично. - И Питер отправился в детскую. - Я не опоздал? - спросил Девид Макклин. - Завтрак? - предложил Джордж Хедли. - Спасибо, я уже. Ну, так в чем дело? - Девид, ты разбираешься в психике? - Как будто. - Так вот, проверь, пожалуйста, нашу детскую. Год назад ты в нее заходил - тогда заметил что-нибудь особенное? - Вроде нет. Обычные проявления агрессии, тут и там налет паранойи, присущей детям, которые считают, что родители их постоянно преследуют. Но ничего, абсолютно ничего серьезного. Они вышли в коридор. - Я запер детскую, - объяснил отец семейства, - а ночью дети все равно проникли в нее. Я не стал вмешиваться, чтобы ты мог посмотреть на их затеи. Из детской доносились ужасные крики. - Вот-вот, - сказал Джордж Хедли. - Интересно, что ты скажешь? Они вошли без стука. Крики смолкли, львы что-то пожирали. - Ну-ка. дети, ступайте в сад, - распорядился Джордж Хедли - Нет-нет, не меняйте ничего, оставьте стены, как есть. Марш! Оставшись вдвоем, мужчины внимательно посмотрели на львов, которые сгрудились поодаль, жадно уничтожая свою добычу. - Хотел бы я знать, что это, - сказал Джордж Хедли. - Иногда мне кажется, что я вижу... Как думаешь, если принести сильный бинокль... Девид Макклин сухо усмехнулся. - Вряд ли... Он повернулся, разглядывая одну за другой все четыре стены. - Давно это продолжается? - Чуть больше месяца. - Да, ощущение неприятное. - Мне нужны факты, а не чувства. - Дружище Джордж, найди мне психиатра, который наблюдал бы хоть один факт. Он слышит то, что ему сообщают об ощущениях, то есть нечто весьма неопределенное. Итак, я повторяю: это производит гнетущее впечатление. Положись на мой инстинкт и мое предчувствие. Я всегда чувствую, когда назревает беда. Тут кроется что-то очень скверное. Советую вам совсем выключить эту проклятую комнату и минимум год ежедневно приводить ко мне ваших детей на процедуры. - Неужели до этого дошло? - Боюсь, да. Первоначально эти детские были задуманы, в частности, для того, чтобы мы, врачи, без обследования могли по картинам на стенах изучать психологию ребенка и исправлять ее. Но в данном случае детская, вместо того чтобы избавлять от разрушительных наклонностей, поощряет их! - Ты это и раньше чувствовал? - Я чувствовал только, что вы больше других балуете своих детей. А теперь закрутили гайку. Что произошло? - Я не пустил их в Нью-Йорк. - Еще? - Убрал из дома несколько автоматов, а месяц назад пригрозил запереть детскую, если они не будут делать уроков. И действительно запер на несколько дней, чтобы знали, что я не шучу. - Ага! - Тебе это что-нибудь говорит? - Все. На место рождественского деда пришел бука. Дети предпочитают рождественского деда. Ребенок не может жить без привязанностей. Вы с женой позволили этой комнате, этому дому занять ваше место в их сердцах. Детская комната стала для них матерью и отцом, оказалась в их жизни куда важнее подлинных родителей. Теперь вы хотите ее запереть. Не удивительно, что здесь появилась ненависть. Вот - даже небо излучает ее. И солнце. Джордж, вам надо переменить образ жизни. Как и для многих других - слишком многих, - для вас главным стал комфорт. Да если завтра на кухне что-нибудь поломается, вы же с голоду помрете. Не сумеете сами яйца разбить! И все-таки советую выключить все. Начните новую жизнь. На это понадобится время. Ничего, за год мы из дурных детей сделаем хороших, вот увидишь. - А не будет ли это слишком резким шоком для ребят - вдруг запереть навсегда детскую? - Я не хочу, чтобы зашло еще дальше, понимаешь? Львы кончили свой кровавый пир. Львы стояли на опушке, глядя на обоих мужчин. - Теперь я чувствую себя преследуемым, - произнес Макклин. - Уйдем. Никогда не любил эти проклятые комнаты. Они мне действуют на нервы. - А львы - совсем как настоящие, верно? - сказал Джордж Хедли. - Ты не допускаешь возможности... - Что?! - ...что они могут стать настоящими? - По-моему, нет. - Какой-нибудь порок в конструкции, переключение в схеме или еще что-нибудь? - Нет. Они пошли к двери. - Мне кажется, комнате не захочется, чтобы ее выключали, - сказал Джордж Хедли. - Никому не хочется умирать, даже комнате. - Интересно: она ненавидит меня за мое решение? - Здесь все пропитано паранойей, - ответил Девид М. - До осязаемости. Эй! - Он нагнулся и поднял окровавленный шарф. - Твой? - Нет. - Лицо Джорджа окаменело. - Это Лидии. Они вместе пошли к распределительному щитку и повернули выключатель, убивающий детскую комнату. Дети были в истерике. Они кричали, прыгали, швыряли вещи. Они вопили, рыдали, бранились, метались по комнатам. - Вы не смеете так поступать с детской комнатой, не смеете! - Угомонитесь, дети. Они в слезах бросились на диван. - Джордж, - сказала Лидия Хедли, - включи детскую на несколько минут. Нельзя так вдруг. - Нет. - Это слишком жестоко. - Лидия, комната выключена и останется выключенной. И вообще, пора кончать с этим проклятым домом. Чем больше я смотрю на все это безобразие, тем мне противнее. И так мы чересчур долго созерцали свой механический электронный пуп. Видит бог, нам необходимо сменить обстановку! И он стал ходить из комнаты в комнату, выключая говорящие часы, плиты, отопление, чистильщиков обуви, механические губки, мочалки, полотенца, массажистов и все прочие автоматы, которые попадались под руку. Тишина. Смолкло жужжание скрытой энергии машин, готовых вступить в действие при первом же нажиме на кнопки. - Не позволяй им это делать! - завопил Питер, подняв лицо к потолку, словно обращаясь к дому, к детской комнате - Не позволяй отцу убивать все. - Он повернулся к отцу. - До чего же я тебя ненавижу! - Оскорблениями ты ничего не достигнешь. - Хоть бы ты умер! - Мы долго были мертвыми. Теперь начнем жить по-настоящему. Мы привыкли быть предметом забот всевозможных автоматов - отныне мы будем жить. Венди по-прежнему плакала. Питер опять присоединился к ней. - Ну, еще немножечко, на минуточку, только на минуточку! - кричали они. - Джордж, - сказала ему жена, - это им не повредит. - Ладно, ладно, пусть только замолчат. На одну минуту, учтите, потом выключу совсем. - Папочка, папочка, папочка! - запели дети, улыбаясь сквозь слезы. - А потом - каникулы. Через полчаса вернется Девид Макклин, он поможет нам собраться и проводит на аэродром. Я пошел одеваться. Включи детскую на одну минуту, Лидия, слышишь - не больше одной минуты. Дети вместе с матерью, весело болтая, поспешили в детскую, а Джордж, взлетев наверх по воздушной шахте, стал одеваться. Через минуту появилась Лидия. - Я буду рада, когда мы покинем этот дом, - вздохнула она. - Ты оставила их в детской? - Мне тоже надо одеться. О, эта ужасная Африка. И что они в ней видят? - Ничего, через пять минут мы будем на пути в Айову. Господи, какая сила загнала нас в этот дом.. Что нас побудило купить этот кошмар! - Гордыня, деньги, глупость. - Пожалуй, лучше спуститься, пока ребята опять не увлеклись своим чертовым зверинцем. В этот самый миг они услышали голоса обоих детей. - Папа, мама, скорей, сюда, скорей! Они спустились по шахте вниз и ринулись бегом по коридору. Детей нигде не было видно. - Венди! Питер! Они ворвались в детскую. В пустынном вельде - никого, ни души, если не считать львов, глядящих на и их. - Питер! Венди! Дверь захлопнулась. Джордж и Лидия Хедли метнулись к выходу. - Откройте дверь! - закричал Джордж Хедли, дергая ручку. - Зачем вы ее заперли? Питер! - Он заколотил в дверь кулаками. - Открой! За дверью послышался голос Питера: - Не позволяй им выключать детскую комнату и весь дом. Мистер и миссис Джордж Хедли стучали в дверь. - Что за глупые шутки, дети! Нам пора ехать. Сейчас придет мистер Макклин и... И тут они услышали... Львы с трех сторон в желтой траве вельда, шуршание сухих стеблей под их лапами, рокот в их глотках. Львы. Мистер Хедли посмотрел на жену, потом они вместе повернулись лицом к хищникам, которые медленно, припадая к земле, подбирались к ним. Мистер и миссис Хедли закричали. И вдруг они поняли, почему крики, которые они слышали раньше, казались им такими знакомыми. - Вот и я, - сказал Девид Макклин, стоя на пороге детской комнаты. - О, привет! Он удивленно воззрился на двоих детей, которые сидели на поляне, уписывая ленч. Позади них был водоем и желтый вельд; над головами - жаркое солнце. У него выступил пот на лбу. - А где отец и мать? Дети обернулись к нему с улыбкой. - Они сейчас придут. - Хорошо, уже пора ехать. Мистер Макклин приметил вдали львов - они из-за чего-то дрались между собой, потом успокоились и легли с добычей в тени деревьев. Заслонив глаза от солнца ладонью, он присмотрелся внимательнее. Львы кончили есть и один за другим пошли на водопой. Какая-то тень скользнула по разгоряченному лицу мистера Макклина. Много теней. С ослепительного неба спускались стервятники. - Чашечку чаю? - прозвучал в тишине голос Венди. 2.Рэй Брэдбери. Всё лето в один день - Готовы? - Да! - Уже? - Скоро! - А ученые верно знают? Это правда будет сегодня? - Смотри, смотри, сам видишь! Теснясь, точно цветы и сорные травы в саду, все вперемешку, дети старались выглянуть наружу - где там запрятано солнце? Лил дождь. Он лил не переставая семь лет подряд; тысячи и тысячи дней, с утра до ночи, без передышки дождь лил, шумел, барабанил, звенел хрустальными брызгами, низвергался сплошными потоками, так что кругом ходили волны, заливая островки суши. Ливнями повалило тысячи лесов, и тысячи раз они вырастали вновь и снова падали под тяжестью вод. Так навеки повелось здесь, на Венере, а в классе было полно детей, чьи отцы и матери прилетели застраивать и обживать эту дикую дождливую планету. - Перестает! Перестает! - Да, да! Марго стояла в стороне от них, от всех этих ребят, которые только и знали, что вечный дождь, дождь, дождь. Им всем было по девять лет, и если выдался семь лет назад такой день, когда солнце все-таки выглянуло, показалось на час изумленному миру, они этого не помнили. Иногда по ночам Марго слышала, как они ворочаются, вспоминая, и знала: во сне они видят и вспоминают золото, яркий желтый карандаш, монету - такую большую, что можно купить целый мир. Она знала, им чудится, будто они помнят тепло, когда вспыхивает лицо и все тело - руки, ноги, дрожащие пальцы. А потом они просыпаются - и опять барабанит дождь, без конца сыплются звонкие прозрачные бусы на крышу, на дорожку, на сад и лес, и сны разлетаются как дым. Накануне они весь день читали в классе про солнце. Какое оно желтое, совсем как лимон, и какое жаркое. И писали про него маленькие рассказы и стихи. Мне кажется, солнце - это цветок, Цветет оно только один часок. Такие стихи сочинила Марго и негромко прочитала их перед притихшим классом. А за окнами лил дождь. - Ну, ты это не сама сочинила! - крикнул один мальчик. - Нет, сама, - сказала Марго, - Сама. - Уильям! - остановила мальчика учительница. Но то было вчера. А сейчас дождь утихал, и дети теснились к большим окнам с толстыми стеклами. - Где же учительница? - Сейчас придет. - Скорей бы, а то мы все пропустим! Они вертелись на одном месте, точно пестрая беспокойная карусель. Марго одна стояла поодаль. Она была слабенькая, и казалось, когда-то давно она заблудилась и долго-долго бродила под дождем, и дождь смыл с нее все краски: голубые глаза, розовые губы, рыжие волосы - все вылиняло. Она была точно старая поблекшая фотография, которую вынули из забытого альбома, и все молчала, а если и случалось ей заговорить, голос ее шелестел еле слышно. Сейчас она одиноко стояла в сторонке и смотрела на дождь, на шумный мокрый мир за толстым стеклом. - Ты-то чего смотришь? - сказал Уильям. Марго молчала. - Отвечай, когда тебя спрашивают! Уильям толкнул ее. Но она не пошевелилась; покачнулась - и только. Все ее сторонятся, даже и не смотрят на нее. Вот и сейчас бросили ее одну. Потому что она не хочет играть с ними в гулких туннелях того города-подвала. Если кто-нибудь осалит ее и кинется бежать, она только с недоумением поглядит вслед, но догонять не станет. И когда они всем классом поют песни о том, как хорошо жить на свете и как весело играть в разные игры, она еле шевелит губами. Только когда поют про солнце, про лето, она тоже тихонько подпевает, глядя в заплаканные окна. Ну а самое большое ее преступление, конечно, в том, что она прилетела сюда с Земли всего лишь пять лет назад, и она помнит солнце, помнит, какое оно, солнце, и какое небо она видела в Огайо, когда ей было четыре года. А они - они всю жизнь живут на Венере; когда здесь в последний раз светило солнце, им было только по два года, и они давно уже забыли, какое оно, и какого цвета, и как жарко греет. А Марго помнит. - Оно большое, как медяк, - сказала она однажды и зажмурилась. - Неправда! - закричали ребята. - Оно - как огонь в очаге, - сказала Марго. - Врешь, врешь, ты не помнишь! - кричали ей. Но она помнила и, тихо отойдя в сторону, стала смотреть в окно, по которому сбегали струи дождя. А один раз, месяц назад, когда всех повели в душевую, она ни за что не хотела стать под душ и, прикрывая макушку, зажимая уши ладонями, кричала - пускай вода не льется на голову! И после того у нее появилось странное, смутное чувство: она не такая, как все. И другие дети тоже это чувствовали и сторонились ее. Говорили, что на будущий год отец с матерью отвезут ее назад на Землю - это обойдется им во много тысяч долларов, но иначе она, видимо, зачахнет. И вот за все эти грехи, большие и малые, в классе ее невзлюбили. Противная эта Марго, противно, что она такая бледная немочь, и такая худющая, и вечно молчит и ждет чего-то, и, наверно, улетит на Землю... - Убирайся! - Уильям опять ее толкнул. - Чего ты еще ждешь? Тут она впервые обернулась и посмотрела на него. И по глазам было видно, чего она ждет. Мальчишка взбеленился. - Нечего тебе здесь торчать! - закричал он. - Не дождешься, ничего не будет! Марго беззвучно пошевелила губами. - Ничего не будет! - кричал Уильям. - Это просто для смеха, мы тебя разыграли. Он обернулся к остальным. - Ведь сегодня ничего не будет, верно? Все поглядели на него с недоумением, а потом поняли, и засмеялись, и покачали головами: верно, ничего не будет! - Но ведь... - Марго смотрела беспомощно. - Ведь сегодня тот самый день, - прошептала она. - Ученые предсказывали, они говорят, они ведь знают... Солнце... - Разыграли, разыграли! - сказал Уильям и вдруг схватил ее. - Эй, ребята, давайте запрем ее в чулан, пока учительницы нет! - Не надо, - сказала Марго и попятилась. Все кинулись к ней, схватили и поволокли, - она отбивалась, потом просила, потом заплакала, но ее притащили по туннелю в дальнюю комнату, втолкнули в чулан и заперли дверь на засов. Дверь тряслась: Марго колотила в нее кулаками и кидалась на нее всем телом. Приглушенно доносились крики. Ребята постояли, послушали, а потом улыбнулись и пошли прочь - и как раз вовремя: в конце туннеля показалась учительница. - Готовы, дети? - она поглядела на часы. - Да! - отозвались ребята. - Все здесь? - Да! Дождь стихал. Они столпились у огромной массивной двери. Дождь перестал. Как будто посреди кинофильма про лавины, ураганы, смерчи, извержения вулканов что-то случилось со звуком, аппарат испортился, - шум стал глуше, а потом и вовсе оборвался, смолкли удары, грохот, раскаты грома... А потом кто-то выдернул пленку и на место ее вставил спокойный диапозитив - мирную тропическую картинку. Все замерло - не вздохнет, не шелохнется. Такая настала огромная, неправдоподобная тишина, будто вам заткнули уши или вы совсем оглохли. Дети недоверчиво подносили руки к ушам. Толпа распалась, каждый стоял сам по себе. Дверь отошла в сторону, и на них пахнуло свежестью мира, замершего в ожидании. И солнце явилось. Оно пламенело, яркое, как бронза, и оно было очень большое. А небо вокруг сверкало, точно ярко-голубая черепица. И джунгли так и пылали в солнечных лучах, и дети, очнувшись, с криком выбежали в весну. - Только не убегайте далеко! - крикнула вдогонку учительница. Помните, у вас всего два часа. Не то вы не успеете укрыться! Но они уже не слышали, они бегали и запрокидывали голову, и солнце гладило их по щекам, точно теплым утюгом; они скинули куртки, и солнце жгло их голые руки. - Это получше наших искусственных солнц, верно? - Ясно, лучше! Они уже не бегали, а стояли посреди джунглей, что сплошь покрывали Венеру и росли, росли бурно, непрестанно, прямо на глазах. Джунгли были точно стая осьминогов, к небу пучками тянулись гигантские щупальца мясистых ветвей, раскачивались, мгновенно покрывались цветами - ведь весна здесь такая короткая. Они были серые, как пепел, как резина, эти заросли, оттого что долгие годы они не видели солнца. Они были цвета камней, и цвета сыра, и цвета чернил, и были здесь растения цвета луны. Ребята со смехом кидались на сплошную поросль, точно на живой упругий матрац, который вздыхал под ними, и скрипел, и пружинил. Они носились меж деревьев, скользили и падали, толкались, играли в прятки и в салки, но главное - опять и опять, жмурясь, глядели на солнце, пока не потекут слезы, и тянули руки к золотому сиянию и к невиданной синеве, и вдыхали эту удивительную свежесть, и слушали, слушали тишину, что обнимала их словно море, блаженно спокойное, беззвучное и недвижное. Они на все смотрели и всем наслаждались. А потом, будто зверьки, вырвавшиеся из глубоких нор, снова неистово бегали кругом, бегали и кричали. Целый час бегали и никак не могли угомониться. И вдруг... Посреди веселой беготни одна девочка громко, жалобно закричала. Все остановились. Девочка протянула руку ладонью кверху. - Смотрите, сказала она и вздрогнула. - Ой, смотрите! Все медленно подошли поближе. На раскрытой ладони, по самой середке, лежала большая круглая дождевая капля. Девочка посмотрела на нее и заплакала. Дети молча посмотрели на небо. - О-о... Редкие холодные капли упали на нос, на щеки, на губы. Солнце затянула туманная дымка. Подул холодный ветер. Ребята повернулись и пошли к своему дому-подвалу, руки их вяло повисли, они больше не улыбались. Загремел гром, и дети в испуге, толкая друг дружку, бросились бежать, словно листья, гонимые ураганом. Блеснула молния - за десять миль от них, потом за пять, в миле, в полумиле. И небо почернело, будто разом настала непроглядная ночь. Минуту они постояли на пороге глубинного убежища, а потом дождь полил вовсю. Тогда дверь закрыли, и все стояли и слушали, как с оглушительным шумом рушатся с неба тонны, потоки воды - без просвета, без конца. - И так опять будет целых семь лет? - Да. Семь лет. И вдруг кто-то вскрикнул: - А Марго? - Что? - Мы ведь ее заперли, она так и сидит в чулане. - Марго... Они застыли, будто ноги у них примерзли к полу. Переглянулись и отвели взгляды. Посмотрели за окно - там лил дождь, лил упрямо, неустанно. Они не смели посмотреть друг другу в глаза. Лица у всех стали серьезные, бледные. Все потупились, кто разглядывал свои руки, кто уставился в пол. - Марго... Наконец одна девочка сказала: - Ну что же мы?... Никто не шелохнулся. - Пойдем... - прошептала девочка. Под холодный шум дождя они медленно прошли по коридору. Под рев бури и раскаты грома перешагнули порог и вошли в ту дальнюю комнату, яростные синие молнии озаряли их лица. Медленно подошли они к чулану и стали у двери. За дверью было тихо. Медленно, медленно они отодвинули засов и выпустили Марго.
    11. Впечатления от рассказов Р.Брэдбери  Поделитесь своими впечатлениями о предложенных для чтения рассказах.
    12. Что такое "вельд"? 
    13. Что такое "синдром Вельда"? 
    14. Дружеский совет  Можете ли вы посоветовать какое-нибудь самостоятельно прочитанное и понравившееся вам произведение Р.Брэдбери?
      This question is optional.