• Интервью с Сергеем Волковым

      Герой России Сергей Волков, командир отряда космонавтов, рассказал о том, каким должен быть настоящий космонавт, как изменения в системе образования могут отразиться на будущем космонавтики и чего лично он ждёт от детского исследовательского проекта.

    • ГлобалЛаб: Сергей Александрович, в вашей семье есть уже два космонавта – ваш отец и вы. Была ли у вас в детстве мечта или даже предчувствие, что вы продолжите космическую династию?

      Сергей Волков: Если честно, то нет. В школе я готовил себя к карьере военного лётчика. Космонавтика — это очень серьёзный шаг, можно сказать, радикальное изменение всей своей жизни, и такое решение можно принять, только будучи уже взрослым человеком. А на тот момент я собирался сразу после школы поступить в лётное училище.

      Какие школьные предметы вам пригодились потом в профессии космонавта?

      Звучит удивительно, но пригодились абсолютно все школьные предметы, вне зависимости от того, любил я их в детстве или нет. Я учился, как и большинство детей космонавтов, в школе Звёздного городка, и там работали замечательные педагоги, которые дали нам очень хороший багаж знаний. Очень пригодилась, конечно, география. Умение работать с картой, быстро определять различные объекты – это важно для пилота космического корабля. И то, что сейчас я достаточно хорошо фотографирую объекты, находясь в космосе, – это результат ещё тех, школьных, навыков.

      Но, например, в школе я даже представить не мог, что мне когда-нибудь понадобится английский язык. А став космонавтом, я мысленно поблагодарил своих учителей за их труд, ведь английский – это основной язык Международной космической станции.

      Сейчас система школьного образования меняется. Есть тенденция перехода от чисто лекционной формы обучения к проектно-исследовательской деятельности, которой как раз и занимается ГлобалЛаб. Этот тренд уже как-то отразился на нынешних кандидатах в отряд космонавтов? Вы как командир отряда уже видите эти изменения?

      Надо начать с того, что полтора года назад изменились правила отбора в отряд космонавтов. Если раньше космонавтами становились военные лётчики, то сейчас мы, Центр подготовки космонавтов, понимаем, что старые методы уже не работают, нужно искать новые подходы к нашей профессии. И теперь на первый план выходят исследовательские качества кандидата, а базовые требования – это высшее образование (даже гуманитарное) и трёхлетний стаж работы. Каждый человек, отвечающий этим требованиям, может попытаться пройти отбор. С кандидатом в течение нескольких часов беседует комиссия, состоящая из самых различных специалистов. Вопросы задаются самые разные – от технических до культурологических. И главные качества, которые нас интересуют в кандидате, – это тяга к исследовательской деятельности, умение ориентироваться в быстро меняющейся обстановке, широкий кругозор и, скажем так, творческий тип мышления. Это, конечно, не означает, что человек должен во всём полагаться на своё видение и не выполнять заданий. Это значит, что будущий космонавт-исследователь (а именно так официально называется одна из трех основных специальностей в космонавтике) должен выходить за рамки привычных экспериментов, видеть что-то новое в уже, казалось бы, знакомых вещах, анализировать данные. Ведь космонавт – это профессия будущего, и для каждого из нас космос – это огромное поле для исследований.

      И с этой точки зрения упор именно на развитие проектно-исследовательской формы образования – это наша надежда на будущее. Ведь любой эксперимент можно проводить по-разному: можно просто «отработать по команде», а можно проявить свои качества исследователя, учёного, предложить свою гипотезу и тем самым вывести эксперимент на совершенно другой уровень.

      То есть развитие научно-исследовательских проектов на уровне школ через несколько лет обеспечит стабильный приток кандидатов в вашу команду?

      Думаю, такие исследовательские проекты, как ГлобалЛаб, прежде всего должны обеспечить главное – интерес детей к науке. Это проблема государственного уровня, а не только школьного: сделать престижной профессию учёного, исследователя, космонавта. Например, результатом того, что в 60-е годы государство поддерживало и развивало стремление к науке, стал настоящий научный и технический бум в нашей стране. При этом чаще всего «физики» были ещё и «лириками», то есть дети с самого раннего возраста развивались гармонично. И если сейчас на таком же высоком уровне будут поддержаны исследовательские проекты для детей, то, конечно, в результате мы получим классных специалистов во многих областях – в технике, науке, космонавтике и так далее.

      Я часто приезжаю в школы, беседую с детьми, рассказываю о своей профессии. И я не ставлю задачу так: «Надо завербовать столько-то детей в космонавты». Для меня важно, чтобы дети просто поняли, как это захватывающе – исследовать космос. Если я в детях смогу пробудить этот интерес, то считаю, что беседа прошла не зря.

      В одном из проектов ГлобалЛаб дети составляют локальные карты розы ветров. Знаю, что такие наблюдения можно проводить, в том числе и используя космическую технику. Как вы думаете, можно ли узнать что-то новое, сопоставив эти данные – собранные спутниками и полученные методом краудсорсингового исследования?

      Интересный проект. Действительно, было бы очень полезно сравнить данные и посмотреть, могут ли дети дополнить сведения, получаемые метеорологическими спутниками, потому что сбором таких данных занимаются именно спутники, а не пилотируемые космические корабли. И хорошо, если этот проект не ограничится только сбором данных, а заставит детей задуматься о первопричинах возникновения ветров, глобальных изменениях климата и других природных явлениях.

      Приближается ваш профессиональный праздник – День космонавтики. Мы желаем вам новых открытий, интересных экспериментов и космических успехов. А что бы вы пожелали проекту ГлобалЛаб?

      Я желаю, чтобы как можно больше детей было вовлечено в ГлобалЛаб. Желаю, чтобы проект принес реальный практический результат, а в данном случае, я считаю, результат – это увлечённость детей наукой. Нужно больше таких проектов, не декларативных, а занимающихся реальным делом.

    • Интервью провел Даниил Бергер